Ввоз ОЯТ: последствия для экологической безопасности

Ввоз для хранения/переработки отработавшего ядерного топлива других государств в Российскую Федерацию Последствия для экологической безопасности

Объединение Bellona

Принятые сокращения:

АЭС - атомная электростанция;
ГАН - Федеральный надзор России по ядерной и радиационной безопасности;
ЖРО - жидкие радиоактивные отходы;
Минатом - Министерство по атомной энергии России;
ОЯТ - отработавшее ядерное топливо;
ПО - производственное объединение;
РАО - радиоактивные отходы.

Резюме

Министерство по атомной энергии РФ предлагает заработать около 20 миллиардов долларов США на импорте более 20 тыс. тонн зарубежного ОЯТ в Россию. При этом, около 7 млрд. долл. США из заработанных средств предполагается потратить на различные социальные и экологические программы.

Для привлечения потенциальных клиентов Минатом предлагает принимать ОЯТ фактически на бессрочное хранение. В случае, если топливо будет переработано, возвращение отходов переработки странам-поставщикам не предусматривается.

Для выполнения проекта необходимо внесение поправок в Закон РФ Об охране окружающей природной среды , который на сегодня запрещает ввоз на территорию Российской Федерации любых радиоактивных материалов.

Предыдущие попытки Минатома провести поправки через Правительство и ГосДуму России закончились неудачей. В начале апреля лоббисты Минатома обратились к региональным законодательным органам с просьбой выступить с законодательной инициативой по изменению Закона РФ Об охране окружающей природной среды в пользу импорта ОЯТ.

Проект Минатома построен на необъективной оценке ситуации, складывающейся в области обращения с ОЯТ, и содержит массу несоответствий и противоречий.

Если инициатива Минатома будет поддержана, количество ОЯТ в России увеличится более чем в 2 раза. Стоит отметить, что существующая инфрастуктура не позволяет нормально работать с накопленными к настоящему времени российскими ОЯТ и РАО. Планы реструктуризации и обновления инфраструктуры за счет ввоза ОЯТ в Россию, представленные Минатомом, выполнены на основе предпосылок и расчетов, которые не соответствуют реальному положению дел в отрасли.

В России накопилось много нерешенных проблем в области обращения с ОЯТ и РАО. Эти проблемы должны решаться на основе тщательного планирования и оценки всех возможных последствий, а не под давлением министерства, защищающего свои сугубо ведомственные интересы.

Предыстория вопроса

В декабре 1998 года министр по атомной энергии России Евгений Адамов направил письмо своему американскому коллеге, руководителю Департамента по энергетике Биллу Ричардсону. В письме Адамов предлагает рассмотреть вопрос о размещении в России американского ОЯТ для его долговременного хранения и последующей переработки. В тоже время ряд экологических организаций опубликовали протоколы переговоров представителей Минатома со швейцарскими и немецкими компаниями, где речь шла не только об импорте ОЯТ, но и о возможности захоронения радиоактивных отходов на территории России.

Одновременно в США возникает компания Траст по нераспространению , в число учредителей которой входят Томас Кохран (неправительственная организация Совет по защите природных ресурсов ), Вильям Уэбстер (бывший директор ЦРУ), доктор Вильям фон Рааб (бывший специальный уполномоченный таможенной службы США). Целью Траста является размещение в России на условиях лизинга 10 тыс. тонн ОЯТ зарубежных стран (кроме США) на срок около 40 лет. Доход от этого предприятия предполагается направить на социальные и экологические программы в России. При этом главным условием является то, что топливо перерабатываться не будет, а само хранилище будет принадлежать Трасту .

В России на пути выполнения проекта возникает препятствие - ст.50, ч.3 Закона РФ Об охране окружающей природной среды , которая запрещает ввоз на территорию России радиоактивных материалов. Для устранения этой проблемы Минатом предлагает выделить из понятия радиоактивные материалы отработавшее ядерное топливо и рассматривать его не в качестве отходов, а как ресурс, разрешенный для импорта.

Весной 1999 года Минатом расширяет предложение Траста в Технико-экономическом обосновании проекта закона Российской Федерации О внесении изменений в ст. 50 Закона РСФСР Об охране окружающей природной среды . В этом документе, составленном, по всей видимости, наспех и содержащем массу несоответствий, предлагается практически неограниченный ввоз ОЯТ в Россию (хотя все расчеты основаны на количестве 20 тыс. тонн).

Несмотря на усилия лоббистов Минатома в ГосДуме, поправки к закону в 1999 году не были приняты - во многом благодаря сопротивлению Комитета по экологии ГосДумы и российских неправительственных организаций.

26 августа 1999 года Адамов выходит в Правительство РФ с предложением импорта зарубежного ОЯТ. Премьер-министр Владимир Путин избегает поспешных решений и просит каждого члена Правительства подготовить свои соображения по поводу проекта. До настоящего времени Правительство к этому вопросу больше не возвращалось.

К концу 1999 года была проведена поспешная, с массой нарушений, экологическая экспертиза проекта, который был все-таки одобрен (с перевесом в один голос). Но ГосДума прежнего созыва не нашла времени рассмотреть этот проект.

Таким образом, потерпев серию поражений, лоббисты Минатома решили обратиться за помощью к регионам.

Возможности России по переработке/хранению ОЯТ

В Российской Федерации источником образования ОЯТ служат девять атомных электростанций (29 энергоблоков с реакторами типа ВВЭР-440, ВВЭР-1000, РБМК-1000, БН-600 и ЛВГР-12), атомные подводные лодки и надводные корабли ВМФ РФ, атомный ледокольный флот, а также исследовательские реакторы.

На сегодня в России накоплено более 14 тыс. тонн ОЯТ (без учета топлива транспортных энергетических установок).

Согласно принятой в России концепции замкнутого топливного цикла, ОЯТ АЭС с реакторами типа ВВЭР-440, БН-600, а также ОЯТ транспортных ядерных энергетических установок и некоторых исследовательских реакторов отправляется на ПО Маяк (Челябинская область) для переработки. ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 вывозится в хранилище Горно-химического комбината в Железногорске (Красноярский край). ОЯТ реакторов типа РБМК помещается в хранилища, расположенные на площадках АЭС. Минатом утверждает, что вместимость этих хранилищ обеспечит работу АЭС до 2004-2008 г.г., но, согласно отчету ГАН за 1999 год, хранилища станций, работающих на реакторах РБМК, заполнены на 80-90%.

ПО "Маяк"

В 1977 г. состоялся пуск первой технологической линии - завод РТ-1 - по переработке ОЯТ энергетических реакторов типа ВВЭР-440, БН, ОЯТ транспортных энергетических установок (атомных подводных лодок и ледоколов), а также научно-исследовательских установок. Проектная мощность завода составила 400 тонн в год. В результате переработки завод РТ-1 получает сплав нитрата уранила с обогащением по изотопу урана-235 - 2,4% (пригоден только для изготовления топлива для устаревших реакторов типа РБМК). Реакторы этого типа установлены на Чернобыльской АЭС (всего в России эксплуатируется 11 реакторов типа РБМК). В результате переработки вырабатывается также так называемый энергетический плутоний. Отдаленные перспективы использования энергетического плутония в качестве топлива для АЭС вызывают многочисленные нарекания, в частности, со стороны ГАН. К тому же энергетический плутоний пригоден для изготовления так называемых грязных ядерных боезарядов и требует серьезных и дорогостоящих мер по обеспечению его физической безопасности. С середины 80-х годов мощности завода начали сокращаться и сегодня составляют не более 100-150 тонн в год.

До 1991 года никаких финансовых расчетов между ПО Маяк и поставщиками ОЯТ не производилось. С 1991 года ПО Маяк начало требовать плату за свои услуги. Несмотря на это, расходы ПО Маяк на переработку за счет этих выплат не покрывались. Основную выручку ПО Маяк получал от стран Восточной Европы и Финляндии, которые эксплуатируют реакторы советской конструкции и отправляли отработавшее топливо на ПО Маяк .

Но в 1995 году Финляндия объявила о прекращении отправок ОЯТ в Россию и начала сооружение у себя сухого хранилища. В 1996 году состоялась последняя транспортировка из Финляндии. Позднее о таком же намерении сообщила и Венгрия. За ней последовала Болгария, которая последний раз отправила топливо в 1998 г. В конце 1999 года приостановила контракт на вывоз и Словакия. На грани принятия официального решения в пользу "сухого" хранения ОЯТ находится и Чешская республика.

Таким образом, дальнейшая эксплуатация завода РТ-1 становится убыточной.

На ПО Маяк не решена проблема обращения с высокоактивными РАО. В 1997 году вышла из строя электропечь по остекловыванию этих отходов. Это означало, что высокоактивные ЖРО начали складироваться в имеющихся хранилищах, которые на сегодня заполнены на 77% и содержат около 392 млн. Кюри. В марте 1997 года ГАН приостановил лицензию ПО Маяк на переработку. Позднее она была возобновлена под давлением Минатома, но новая электропечь до сих пор не введена в эксплуатацию (сроки ввода электропечи в эксплуатацию отодвинуты на конец 2000 - начало 2001 года).

ПО Маяк располагает двумя хранилищами для ОЯТ общей емкостью около 2500 тонн. Новое хранилище для ОЯТ ( мокрый способ хранения) превратилось в долгострой и, согласно последним заявлениям Минатома, достраиваться не будет.

Красноярский горно-химический комбинат

Решение о строительстве завода РТ-2 по переработке ОЯТ на Красноярском горно-химическом комбинате было принято в 1976 году. Завод предназначался для приема на хранение и дальнейшей переработки ОЯТ АЭС, оснащенных реакторами типа ВВЭР-1000. В 1985 году была введена в эксплуатацию первая очередь объекта - комплекс мокрого хранения ОЯТ. Сооружение самого завода было заморожено в 1989 году. Позднее его первоначальный проект был подвергнут серьезной корректировке. Сегодня Минатом рассчитывает, что ввод завода РТ-2 в эксплуатацию состоится не ранее 2015 года (через 31(!) год после начала строительства).

Хранилище для ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 имеет емкость 6000 тонн и будет заполнено на 50% к 2001 году. По имеющейся информации, хранилище нуждается в капитальном ремонте, на который нет средств.

Позиция Минатома

Оценка международного рынка услуг по обращению ОЯТ, проведенная Минатомом, предполагает, что за импорт в Россию 20 тыс. тонн зарубежного ОЯТ за период с 2000 по 2010 гг. можно получить около 21 миллиарда долларов США.

При этом, полные затраты на обращение с ОЯТ (хранение до 40 лет, переработка, утилизация и захоронение отходов) составят - 10,5 млрд. долл. США. Из этих средств, по мнению Минатома, возможно выделение в бюджет государства на срок хранения ОЯТ (10-20 лет) до 7 млрд. долл. США. Прямые налоги и выплаты в федеральный и региональные бюджеты составят - до 3,3 млрд. долл. США.

Но оценка основана на завышенных предпосылках, а весь проект содержит ряд серьезных противоречий:

  1. В заявлении Минатома предполагается только импорт топлива, но не радиоактивных отходов - содержится противоречие.

    С целью создания более привлекательных условий для потенциальных клиентов, Минатом склоняется к варианту, который не предполагает возвращение ОЯТ странам-поставщикам после истечения срока хранения. В случае, если ОЯТ будет переработано, возвращение отходов переработки не предусматривается.

    По большому счету, Минатом уже придерживается именно этой схемы в отношениях со странами Восточной Европы, где в эксплуатации находятся АЭС советской постройки. Отходы переработки ОЯТ этих стран ни разу не возвращались в страну-поставщик, хотя именно такой порядок предусмотрен российским законодательством.

    Таким образом, в Россию наряду с ресурсами (если придерживаться именно этого определения Минатома в отношении ОЯТ) предполагается ввозить и радиоактивные отходы.
  2. Как сказано выше, в России до сих пор не решены проблемы обращения с собственными ОЯТ и РАО. Инфраструктура, созданная в годы холодной войны и работавшая прежде всего на увеличение военного потенциала, находится в запущенном состоянии. В этой связи уверенность Минатома в том, что увеличение более чем в 2 раза количества ОЯТ можно провести без ущерба для обращения с отечественными ядерными материалами, вызывает большие сомнения.

    Разрабатывая проект, Минатом предполагает увеличить объем хранилищ ОЯТ на 23,6 тыс. тонн. При этом предусматривается довести мокрое хранилище в Красноярске с 6 до 9 тыс. тонн и построить новое сухое хранилище на 9 тыс. тонн, а емкость хранилища на ПО Маяк увеличить на 1,6 тыс. тонн. Предполагается также создание сухого хранилища контейнерного типа объемом в 10 тыс. тонн. Все эти работы оцениваются в 2,6 млрд. долл. США.

    Принимая во внимание, что переработка ОЯТ в России сейчас ведется очень медленными темпами, а общее количество накопленного отработавшего топлива составляет более 14 тыс. тонн, и планируется еще ввезти до 20 тыс. тонн, утверждение Минатома, что ввоз ОЯТ зарубежных стран возможен без ущерба для хранения топлива российских АЭС более чем ошибочно.
  3. Ошибочным является и утверждение, что стоимость обращения с зарубежным ОЯТ сроком на 40 лет составит 10,5 млрд. долл. США.

    Проект, рассчитанный на столь длительный срок, столкнется с непредвиденными расходами и недостатками планирования (тем более такого, которое представлено Минатомом).

    Более того, по истечении 40 лет топливо никуда не исчезнет. Его можно переработать, если принять туманные перспективы, представленные Минатомом, но отходы переработки останутся в России и на обращение с ними потребуются дополнительные средства. При этом следует принять во внимание тот факт, что в мире до сих пор не выработано надежных и окончательных решений о захоронении РАО и ОЯТ.

    Таким образом, предполагая брать 1200 долл. США за 1 килограмм ОЯТ (международные расценки колеблются в пределах 1000 долл. США за 1 кг, но это оплата только за переработку, поскольку отходы возвращаются стране-поставщику), Минатом предлагает следующим поколениям россиян взять на себя бремя проблем с РАО и ОЯТ на многие тысячелетия.
  4. По утверждению Минатома, Россия должна входить в перспективный международный рынок переработки ОЯТ. Стоить сразу заметить, что переработка ОЯТ является грязным производством, в результате которого получается большое количество высокоактивных отходов.

За рубежом существуют только два перерабатывающих завода - Sellafield в Великобритании и La Haug во Франции. Проблемы и скандалы, с которыми столкнулся Sellafield в последние годы, ставят под сомнение перспективы его дальнейшей эксплуатации. Известно, что вклад Sellafield в загрязнение радионуклидами северных морей является наибольшим. В этой связи, в частности страны Скандинавии и Ирландия, требуют приостановки эксплуатации перерабатывающего завода в Sellafield.

Аналогичные проблемы есть и у предприятия в La Haug. Касаясь перспектив строительства перерабатывающего завода в Японии, можно сказать, что этот проект на сегодня более чем непопулярен после серьезной аварии на обогатительном заводе в Токамуро в прошлом году.

США придерживается политики открытого топливного цикла (без переработки). И утверждения Минатома о том, что в США скоро может появиться замкнутый топливный цикл, являются безосновательными. Последний вариант обращения с ОЯТ, предложенный Департаментом по энергетике, предполагает его перевод в состояние не подлежащее какой-либо переработки. В США наблюдается стагнация атомной энергетики, поскольку до сих пор не решена проблема окончательного захоронения РАО и ОЯТ.

Заключение

Министерство по атомной энергии России, превратившееся за последние годы из государственного учреждения в коммерческое предприятие, преследует свои ведомственные интересы, пытаясь выдать их за интересы России. Одним из наиболее безрассудных проектов является импорт зарубежного ОЯТ для размещения на бессрочное хранение на территории Российской Федерации.

Проект предполагает увеличение количества ОЯТ в Росси за короткий промежуток времени более чем в 2 раза. При этом страна не справляется с уже накопленными у себя РАО и ОЯТ.

Проект облагорожен намерениями решить все отечественные проблемы в сфере обращения с РАО и ОЯТ, но в его основе лежит стремление ведомства решить свои сиюминутные проблемы. Фактически этим проектом Минатом признает себя банкротом, не имеющим средств на решение проблем в отрасли.

Проект основан на предпосылках, рожденных в недрах Минатома, и не соответствует ситуации в этой сфере, сложившейся сегодня в мире. Наконец, проект содержит массу противоречий и несоответствий, которые ставят под сомнение чисто коммерческую целесообразность его выполнения. Россия столкнулась с огромным объемом проблем в сфере обращение с РАО и ОЯТ и нуждается в международном содействии в их решении. Предложенная Минатомом схема может привести только к усугублению этих проблем и в конечном итоге превратит Россию в международный отстойник ядерных и радиоактивных отходов.


Рекламные ссылки: пломба лечение зуб цена рублей в петербурге;lierac liftissime